Quantcast
Значение санньясы
 

Osho despre Sannyas

 

Вы найдете здесь собрание цитат из различных бесед, где Ошо говорит о санньясе. Цитаты перечислены в определенной последовательности, из бесед «Последнее завещание» в конце.

«Рассматривая жизнь с позиции самоневежества – это сансара, мир. Рассматривая жизнь с позиции самопознания - это санньяса.

Поэтому, когда кто-нибудь говорит мне, что он принял санньясу, все это кажется мне фальшивым. Это ’принятие’ санньясы создаёт впечатление, что это антагонистический акт против мира. Разве санньяса может быть принята? Разве можно сказать, что кто-то ’принял’ знание? И будет ли истинным такое принятое знание? Санньяса, которая принята, не является санньясой.

Вы не можете одеть на себя истину как плащ. Истина должна пробудиться внутри вас. Санньяса рождается. Она приходит через понимание, и в этом понимании мы трансформируемся. Когда наше понимание меняется, наш взгляд на мир и поведение меняются; трансформация происходит без каких-либо усилий. Мир остается там же, где и был, но санньяса постепенно рождается внутри нас. Санньяса это осознание, что ’я не только тело, но и душа’. С этим знанием невежество и привязанность, которые внутри нас, уходят прочь. Мир был снаружи, и он останется там, но внутри будет отсутствовать привязанность к нему. Иными словами, внутри нас не будет мира, не будет сансары».

Ошо, The Perfect Way, Номер 3

«’Вход’ в санньясу был, но ’выхода’ не было. В санньясу можно войти, но нельзя выйти из неё. Но даже небеса без выхода становятся дверью в ад, они становятся тюремной камерой. Вы можете сказать: ’Вовсе нет, если кто-то из санньясинов действительно захочет оставить это, кто может помешать? Он может оставить это’. Но вы будете осуждать и оскорблять его, и за всем этим будет стоять осуждение.

Именно поэтому мы создали такой ловкий прием, когда кто-нибудь принимает санньясу, мы поднимаем много шума вокруг этого, придаем пышность событию и делаем из этого шоу. Всякий раз, когда кто-то принимает санньясану, играет целый оркестр, мы вешаем на него гирлянды и цветы, мы восхваляем его, отдаем почести и выражаем глубокое уважение. Мы превращаем это в великолепное представление, как будто происходит какое-то важное событие. Но есть и другая сторона этого спектакля. Этот санньясин не знает, что стоит ему отказаться от санньясы завтра, как так же, как на него вешали гирлянды сегодня, завтра в него будут бросать камни и ботинки. И это будут делать те же самые люди. На самом деле, вешая на него гирлянды, люди предупреждали его никогда не отказываться от санньясы. В противном случае, за почестями последуют оскорбления. Это очень опасная ситуация. Поэтому, кто знает, сколько людей, которые, возможно, хотели бы попробовать радость санньясы, остаются лишенными этого. Они просто не могут принять решение на всю жизнь…Решение посвятить всю жизнь чему-то - это слишком трудная задача. Более того, мы не имеем никакого права выбирать.

Таким образом мое видение таково: санньяса всегда периодична. Вы можете отказаться от неё в любой момент. Кто может помешать вам? Вы приняли санньясу, теперь вы оставляете её. Нет никого кроме вас, кто может судить об этом. Только вы являетесь решающим фактором, и это ваше собственное решение. Это не требует никакого соглашения с кем бы то ни было или одобрения. Санньяса индивидуальна, это ваше собственное решение. Вы можете принять ее сегодня и отбросить завтра. И вам не нужно хвалить человека, принимающего санньясу, или осуждать его, когда он ее бросает. Это не ваше дело.

И в тоже время помните, что санньяса всегда была связана с каким-то мастером: какой-то мастер дает посвящение. Не каждый может давать санньясу. Её можно получить, но не дать. Или лучше сказать так: кто кроме самого существования, может дать санньясу? Если кто-нибудь приходит ко мне и говорит: ’Пожалуйста, посвяти меня’; я отвечаю: ’Как я могу дать тебе посвящение? Я могу быть только свидетелем. Посвящение ты берешь от божественного, ты получаешь его от самого существования, самое большее, что я могу – быть свидетелем этого. Что я присутствовал, когда этот феномен случился. Но не более того. Санньясин, привязанный к мастеру, становится сектантом. Санньясин, привязанный к мастеру никогда не сможет преобрести свободу, он преобретет только рабство...

Я не стану их мастером, но только свидетелем их посвящения в санньясу. Фактически, санньяса будет основой отношений между ними и существованием. Не будет никакой церемонии посвящения в санньясу, чтобы не было потом никаких трудностей в уходе из нее, если он так захочет...

Когда я говорил ’мои санньясины’ - это не было оговоркой. Мой язык странный, но я никогда не ошибаюсь. В первый раз, когда мой друг сказал ’твои санньясины’, я был против и сказал: ’Не говори мои’. Но у меня было другое намерение. Это относилось к вопросу, как санньясин может быть моим? И когда я сказал «мои санньясины» снова, это не было ошибкой. Санньясины не могут быть моими, но я определенно могу принадлежать им».

Ошо,
Не образуется ли вокруг тебя секта?

«Нет, секта не может образоваться. Она не может образоваться, потому что для её создания необходимы несколько условий.

Первое, нужен мастер, священные писания, доктрины, некоторые приложения. И не только это, также необходимо настаивать на том что; все отличное от этого, за пределами этого, полностью ошибочно и только это учение правильное.

Нет, во-первых, я называю санньясином того, кто ни от чего не зависит. Достаточно трудно организовать секту без зависимостей. Секта не может быть образована без этого. Я называю санньясином того, кто не принадлежит ни к какой религии. Как ты можешь организовать секту без религии? Я называю санньясином того, у кого нет никакого священного писания, у кого нет религиозного наставника, у кого нет храма, мечети, церкви. Поэтому трудно организовать секту.

Мы должны прилагать усилия к тому, чтобы секта не образовывалась, потому что секты нанесли самый большой вред религиозности. Нерелигиозность не может навредить религиозности так, как это делают секты».

Ошо, Кришна: The Man and His Philosophy, Номер 22

«Санньяса больше означает храбрость, чем что-либо другое, потому что это провозглашение твоей индивидуальности, провозглашение свободы, заявление о том, что ты более не будешь частью массового безумия, психологии толпы. Это провозглашение того, что ты становишься универсальным, что ты не будешь принадлежать ни к какой стране, ни к какой церкви, ни к какой расе, ни к какой религии».

Ошо, Finger Pointing to the Moon, Номер 7

«Вот, что я имею ввиду, когда говорю: ’будь санньясином. Просто будь’.

Твоя оранжевая роба, твоя мала - это правила. Это игра. Это не то, что я подразумеваю под реальной санньясой.

Но ты так привык к играм, что прежде, чем я приведу тебя к жизни без правил, в переходный период ты будешь нуждаться в правилах. Двигаясь из этого мира игр и правил в мир, где этого нет, нужно пересечь мост.

Твоя оранжевая одежда, твоя мала только для твоего переходного периода.

Ты не можешь бросить правила сразу, поэтому я даю тебе новые правила.

Но будь полностью бдителен в том, что твоя роба - это не твоя санньяса, твоя мала - это не твоя санньяса, твое новое имя – это не твоя санньяса. Санньяса будет там, где не существует имени, где ты станешь безымянным. И потом уже не будет правил, потом ты станешь таким простым, что уже не будешь узнаваемым».

Ошо, A Bird on the Wing, Номер 9

«Вы не к чему не принадлежите – это реальность. Все желания принадлежать чему-либо, обманчивы. Сама идея принадлежности создает организации; создает церковь – так как ты не хочешь быть один, ты хочешь утонуть в толпе. Санньясин - это тот, кто принимает свое одиночество. Это основа; это не может быть утоплено. Становясь санньясином, ты не становишься частью некой организации - это вообще не организация. Становясь санньясином, ты становишься достаточно храбрым, чтобы признать факт: человек одинок. И это так фундаментально, что невозможно избежать этого. Это так же существенно, как смерть. Фактически, смерть это не что иное, как известие, что ты был один и, что сейчас ты один».

Ошо, The Divine Melody, Номер 10

Ошо,
Моя близкая подруга послала тебе письмо с запада, где попросила дать ей имя санньясина, но приехала сюда и приняла санньясу раньше, чем получила ответ. Имя, которое было в письме, отличалось от того, которое ты дал ей здесь.

Когда я услышала об этом, то очень расстроилась, потому что всегда думала, что мое имя - это мой путь. Я использовала его, чтобы направлять себя, когда была в замешательстве. Какой реальный смысл у имени, которое ты даешь нам?

«Вира, все это лишь святой коровий навоз. Не обманывайся по поводу имени. Вы всегда стараетесь зацепиться за что-то, сделать из мухи слона. Имена, которые я вам даю, это романтика. Не волнуйся из-за них попусту. Фактически, если я однажды дал тебе имя, не приходи еще раз и не спрашивай о его значении снова, потому что я забыл его в тот же момент, в который его сотворил.

Как ты предполагаешь, я его должен помнить? Я, вероятно, дал тридцать тысяч имен или больше...

Имя это только имя. Ты же безымянна. Имя ограничивает тебя, это только этикетка для использования – утилитарная, в ней нет ничего духовного. Но, потому что я уделяю твоему имени столько внимания и объясняю его тебе, ты попадаешься на крючок. Это только мой способ излить на тебя свое внимание, ничего больше; просто мой способ излить на тебя мою любовь и ничего больше”.

Ошо, The Diamond Sutra, Номер 10

«Обусловленность начинается с момента рождения, от первого вдоха, избежать этого нельзя. Тебя обуславливают родители, дети, с которыми ты играешь, твоя улица, школа, церковь, государство. Процесс обусловленности не происходит осознанно, ребенок бессознательно накапливает это. Ребенок учится через подражание.

Так что не переживайте. Это обычная ситуация в мире – все обусловлены. И все должны освободиться от обусловленностей. Это сложнее чем просто снять одежду, это подобно снятию кожи. Так как мы идентифицируемся с нашими обусловленностями, процесс избавления от них очень труден. Мы считаем себя католиками, индусами, мусульманами, христианами. Страх избавления от обусловленностей связан со страхом потери личности. Для этого существует санньяса.

Санньяса – это инструмент который помогает вам не чувствовать себя так как будто вы проваливаетесь в бездну. Я забираю ваши обусловленности, вы чувствуете себя опустошенными, а я даю вам в замен игрушку на время.

Санньяса - это игрушка, с которой вы можете играть до поры до времени. Но санньяса дана таким образом, что она никогда не станет обусловленностью; она продолжается как спорт, как игра – вы вовлечены, но вы остаетесь наблюдателем.

Избавиться от обусловленностей очень сложно, потому что это все ваше прошлое, ваше сознание, ваше эго – это все, что вы есть. Но если ты готова, если у тебя достаточно смелости чтобы пойти со мной, это возможно, это не невозможно».

Ошо, Be still and know, Номер 7

«Мне бы хотелось, чтобы мои санньясины жили со всей тотальностью, но с одним условием. Это условие - осознанность и медитация. Сначалa иди глубоко в медитацию, так, чтобы ты мог очистить свое подсознательное от ядовитых семян, чтобы там не осталось ничего пораженного, что может забрать твою силу. А потом делай все, что ты хочешь делать».

Ошо, The Dhammapada: The Way of the Buddha, Vol. 6. Номер 40

«Учитель будет выглядеть очень сострадательным, потому что он будет давать вам каждый принцип, он будет брать на себя всю ответственность. Он будет показывать вам путь; он будет вести вас по пути, и вы будете только следовать.

Мастер не интересуется тем, чтобы вы следовали за ним. Нет, наоборот; вы не должны следовать за ним, иначе вы упустите возможность стать самим собой. Тогда, что он делает? Фактически, все его функционирование отрицательно. Он разрушает ваши опоры, ваши поддержки. Он делает вас уязвимыми для всех видов опасений, неприятностей, вызовов. Это все негативно.

 Поскольку положительность заинтересована, он не делает ничего. Он - только зеркало.

Он позволяет вам приблизиться и увидеть ваше лицо в зеркале. Он не хочет, чтобы вы подражали и стали его лицом. Он хочет, чтобы вы смотрели в него. У него нет никаких идей. Это означает, что вся пыль с зеркала ушла. Его зеркало чисто. Вы можете подойти ближе и взглянуть, и вы найдете там свое лицо. Зеркало просто отражает; это не делание, это не акт.

Конечно, мои отношения с вами уникальны. Во-первых, - это не отношения, потому что, какие отношения вы можете иметь с зеркалом? Вы можете видеть ваше лицо и быть благодарными, быть признательными, но это не отношения. Какие отношения зеркало может иметь с Вами? Нет никакой возможности. Зеркало - просто там. Оно не имеет отношения никаким возможным способом, оно просто существует.

Таким образом отношения уникальны, потому что, если вы идете в другие религии, мастер, - кто во-первых, не настоящий мастер, но они называют его мастером. Так называемый мастер, будет иметь тысячу, и одно условие каждое из которых должно быть выполнено, потому что он собирается делать большую работу для вас. Я не делаю ничего для вас, таким образом, я не могу потребовать ничего от вас. 'Мастер' будет иметь условия, которые должны быть выполнены. Если вы не в состоянии выполнить условия, то будет осуждение; если вы выполняете условия, то похвала, награда.

Я не могу осудить вас, я не могу вознаградить вас - потому что я не имею никаких условий, которые вы должны выполнить. Быть моим учеником - ваше решение. Это не имеет никакого отношения ко мне. Принимать меня как вашего мастера - ваше решение, это не имеет никакого отношения ко мне. Я не ищу новообращённых; я не христианский миссионер. Я не борюсь за то, чтобы люди были преобразованы к моему мышлению, моему образу жизни. Нет, нисколько. Иначе в эти тридцать пять лет я преобразовал бы миллионы людей, без усилия. Они были готовы быть преобразованными; я не был готов их преобразовать.

Это твое решение. Всегда помни, что, чтобы не случилось, это твое решение.

Это твое решение, если ты санньясин.

Это твое решение, если ты отбросил санньясу.

Это твое решение, если ты принимаешь ее опять.

Я оставляю все тебе.

Таким образом - это уникальные отношения, они являются абсолютно односторонними. С моей стороны нет никаких отношений. Это должно быть предельно ясно – с моей стороны нет никаких отношений».

Ошо, From Unconsciousness to Consciousness, Номер18

«Таким образом, это была абсолютная необходимость, не было другого способа поймать моих людей в ловушку. Все уже разделены. Это не один открытый мир: кто-то христианин, кто-то индуист, кто-то мусульманин. Очень трудно найти человека, который является ’никем’. Я вынужден был искать моих людей в этих закрытых группах, но, чтобы войти в эти группы, мне приходилось говорить на их языке. Медленно, медленно я отбрасывал их язык. Постепенно мое послание становилось все более и более ясным, и, постепенно я отбросил их язык.

И после моего санньяса, я дал этот трехлетний промежуток, чтобы любой, кто хотел оставить меня, мог бы уйти, потому что я не хочу вмешиваться в чью-либо жизнь. Если я могу повлиять на нее, хорошо. Если я не могу повлиять на вас и ваше существование, тогда вам лучше уйти от меня».

Ошо, From Personality to Individuality, Номер 14

«Я не остановил движение санньясы, я остановил ее превращение в религию. Движение - это поток, и смысл движения заключается в росте.

Но религия мертва – она остановила движение, она остановила рост. Она мертвая. Ее место в крематории…

Каждый священник или священнослужительница хотят мертвую религию, потому что она предсказуема.

Все - только наставления. Нет никакого мнения, никакого развития, никакого роста. Только посмотрите на Христианство: две тысячи лет прошли - пошли ли они хоть на дюйм дальше, чем Иисус Христос? Двадцать пять столетий прошли, начиная с Будды - сделали ли буддисты хоть единственный шаг вперед? Это разрушает рост, разрушает развитие.

Теперь я хочу, чтобы мои люди остались бы открытыми, живыми, росли, всегда были бы бодрыми и молодыми. Это станет новым видом явления религиозности: никакой ярлык не может быть приложен к этому, потому что каждый ярлык - это полная остановка, точка. А я не люблю точки, я не люблю даже точки с запятой: Жизнь является всегда продолжающейся…

Я изъял малу. Это имеет значение в Индии, потому что в Индии красная одежда и мала использовались в течение тысяч лет всеми религиями как символы санньясина. Я хотел разрушить эту традиционную идею относительно санньясы, потому что санньясин должен быть холостяком, санньясин не должен дотрагиваться до женщины, не должен говорить с женщиной. Санньясин не может остаться в своем доме, он должен оставаться в храме. Он должен есть один раз в день, должен поститься постоянно снова и снова. Он должен мучить себя. Это больно.

Я хотел разрушить этот образ, именно поэтому я выбрал красный цвет. И я имел почти триста тысяч санньясинов в Индии. Мои санньясины создали огромные неприятности среди традиционных санньясинов, потому что не было никакого способа распознать, кто есть кто. Мои санньясины могли идти по дороге, и люди косались их ног, не зная, что они не соблюдают обет безбрачия; у них есть свои подруги. Они едят два раза в день, они едят самое лучшее – итальянскую, китайскую или японскую пищу, не важно. Эти люди принадлежат 21 веку, и старые санньясины были очень разгневаны так-как я разрушил их образ.

С нашим прибытием на Запад красная одежда и мала больше не нужны, потому что там они никогда не были символами религии. Они сыграли свою роль в Индии. Они показали, что санньясин может быть с женой, с детьми; то, что он не должен быть паразитом в обществе, он может работать, он может создавать, он может зарабатывать; что ему не надо поклоняться…

Если говорить более точно, теперь вы совершенно лишены внешних символов. Все, что осталось, это самая сердцевина религиозности, внутреннее путешествие, которое только вы можете совершить. Я не могу сделать это за вас, никто не может. Осталось только основное качество, фундаментальное качество религиозности. Это медитация…

Это хорошо, что у тебя больше не осталось никаких внешних символов. Если ты хочешь быть санньясином, помни только одно - как установить наблюдение. Иначе  одев красную робу и малу вы можете полностью увериться в том, что вы санньясин. Но это не так. Одежда не делает никого санньясином, даже мала никого не может преобразовать. Но вы можете обманывать самого себя.

Теперь я забираю у тебя все и оставляю одну простую вещь. Ты не сможешь обмануть себя: или ты делаешь это или не делаешь. Если ты этого не делаешь, ты не санньясин.

Движение санньясы достигло чистейшей, самой основной стадии; оно не было отброшено».

Ошо, From Bondage to Freedom, Номер 17

«Ты говоришь, что ты не санньясин. Это не так, ты – санньясин. Есть санньясины, которые не являются санньясинами, есть не санньясины, которые являются санньясинами. Санньяса – это не что-то внешнее, это– что-то внутреннее. Если ты наслаждался этими тремя неделями, ты уже посвящен. Эти три недели изменят твою жизнь. Отбрось идею о том, что ты не санньясин. Любой, кто настолько открыт, доступен, настолько свободен от предрассудков, что просто находясь здесь, он уже настроился на один лад с коммуной, с её открытостью и любовью – посвящение уже произошло. Внешнее посвещение может последовать, нет никакой спешки. И даже если этого не произойдет, не важно. Важно то, что уже случилось!»

Ошо, From Bondage to Freedom, Номер 26

«Вопрос не в том, чтобы быть моим санньясином, вопрос в том, чтобы быть санньясином.

Чтобы быть моим санньясином, определенно требуются некоторые обязательства, некоторая отдача. И я не хочу, чтобы вы были бы мне чем-то обязаны или были бы мне преданы. Я хочу, чтобы вы отдались природе, доверились существованию. Ты не должен быть моим санньясином, ты просто должен быть санньясином, и только так ты сможешь быть моим».

Ошо, Beyond Psychology, Номер 15

«Теперь санньяса будет абсолютно другим движением: она будет для подлинных искателей.

Она не будет только для того, кто всего лишь хочет поменять существующее общество, в котором ему надоело, и он ищет альтернативу. Он хочет быть в альтернативном обществе, поэтому он присоединяется к санньясинской коммуне, но в нем нет стремления и тоски по истине.

Только потому, что в коммуне люди носят красную одежду, он, чтобы не выглядеть неловким, странным, чужим, тоже одевает красную одежду и становится санньясином. Но в реальности он только убежал из большого мира, в котором ему наскучило, а идти больше некуда. Коммуна стала приютом для всех типов людей.

Теперь санньяса будет школой, мистической школой. Только те, кто хочет расти и изменяться, будут присоединяться к ней. И есть миллионы людей, которые чувствуют, что спят и хотят внести больше осознанности в их бытие.

Поэтому не волнуйся, если несколько старых санньясинов исчезнет; придут новые, вольется свежая кровь.»

Ошо, The Path of the Mystic, Номер 37

Ошо,
Ты прекратил инициировать людей к санньясе и создавать учеников? Неужели я буду лишен возможности стать твоим последователем?

«Ученик не может быть создан. Учеником можно только стать. Прежде чем полюбить кого-то, неужели ты сначала спрашиваешь разрешения у этого человека? Любовь просто случается. Она также не повинуется никаким приказам и не спрашивает разрешения, она не верит ни в какие обычаи и методы.

Что такое ученичество?

Это наивысшее, глубочайшее имя любви. Если ты хочешь любить меня, как я могу остановить тебя? Если от любви ко мне у тебя выступают слезы, как я могу остановить тебя? Если ты ныряешь в то, что я называю медитацией, как я могу тебя остановить? Вот почему я отбросил все формальности для того, чтобы сделать кого-то учеником. Потому что теперь я хочу только тех, кто сам направляется ко мне из своих собственных побуждений, а не каким-либо другим путем. Сейчас вся ответственность лежит на тебе.

Например, в первом классе мы учим учеников: с - слон, я - яблоко. Сначала с - для слона, затем с - для солнца. Это на начальной стадии. Но это не значит, что слово «слон» обязательно должно появиться в тексте, и это не значит, что слово «слон» каким-то образом связано со словом «солнце». Это только способ учить маленьких детей. Ребенок находит, что солнце и слон более интересны. Ему не интересна сама буква с. Но постепенно, медленно, медленно слон будет забыт, слово «солнце» будет забыто, только с останется. Только буква с будет использоваться. Если останется необходимость в слоне для прочтения с, то не будет возможности учиться дальше. Даже прочитать одно предложение будет невозможно, и даже если ты прочитаешь его, тебе будет очень трудно понять, потому что кто знает сколько солнышек, яблок и манго будет в одном предложении.

В маленьких детских книжках цветные большие картинки и всего лишь несколько слов. И с каждым переходом в старшие классы картинок становится все меньше, а предложений все больше. Постепенно картинки исчезнут вовсе, останутся только буквы. В университетских классах вообще нет картинок, только письменность – акшар.

Наше слово акшар также прекрасно. Это означает то, что нельзя разрушить, слово «слон» можно разрушить, слово «солнце» тоже, но невозможно разрушить акшар.

Итак, когда я начинал, я должен был приобщить людей к санньясе, создавать учеников. Но сколько я могу играть в яблоки и слонов? Теперь санньяса созрела, а значит формальности больше не важны.

Теперь ученичество приходит, если ты влюблен. Теперь не нужно ставить никого в известность: если ты чувствуешь себя санньясином – будь им. Вся ответственность лежит на тебе. Это признак твоей зрелости. Как долго я должен водить тебя за руку? Раньше я направлял тебя, чтобы ты мог встать на свои собственные ноги, научился сам выбирать направление и идти. Никто не может помешать тебе стать собой. Только теперь ты будешь решать сам, согласно своему внутреннему голосу и жажде истине.

Я с тобой, мои благословления с тобой, но теперь я не буду объяснять тебе, как быть санньясином и просить тебя медитировать. Я только объясню тебе, что такое медитация так, чтобы вызвать жажду к ней. Я не буду просить тебя любить. Я только опишу тебе любовь и все остальное. И если после мистических, уникальных описаний любви в тебе не зазвучит песня, то бесполезно заставлять и обязывать тебя. А если песня зазвучит, то нет смысла в том, чтобы давать и принимать санньясу. Ты можешь быть учеником, ты можешь медитировать, ты можешь стать санньясином, ты можешь стремиться к просветлению. Ты можешь достигнуть в этой жизни последнего сокровища, которое зовется мокшей - окончательной свободой.

Но теперь ты сам должен делать все это. Прошли те дни, когда кто-то должен был тебя подталкивать. Теперь ты совершенно свободен. Решающие факторы это твое собственное желание, твоя собственная радость».

Ошо, The Diamond Sword, Номер 8

Ошо,
Я знаком с отношениями мастера-ученика после стольких лет, что я был рядом с тобой. Пожалуйста, прокомментируй отношения ученика-ученика?

«Нет такой вещи.

Ученики в прошлом создавали организации. Это было их отношениями, 'мы - христиане', 'мы – Мусульмане', что ’мы принадлежим одной религии, одной вере. И потому, что мы принадлежим одной вере, мы - братья и сестры. Мы будем жить ради веры, и мы умрем ради веры'.

Все организации проистекали из отношений между учениками.

Фактически, два ученика не связаны друг с другом вообще.

Каждый ученик связан с мастером в его индивидуальной вместимости.

Мастер может быть связан с миллионами учеников, но связь является личной, неорганизационной.

Ученики не имеют никаких отношений. Да, они имеют определенное дружелюбие, определенную влюбленность.

Я избегаю слова ’отношения’, потому что оно связывает.

Я не называю это даже 'дружбой', но 'дружелюбием’, потому что они  все попутчики, идущие по той же самой дороге, влюбленные в того же самого мастера, но они связаны друг с другом через мастера.

Они не связаны друг с другом непосредственно.

Это было самой неудачной вещью в прошлом: эти ученики стали организованными, связанными между собой, и они были все невежественны.

И только невежественные люди могут создать больше неприятностей в мире, чем что-либо еще. Все религии сделали точно это.

Мои люди состоят со мной в индивидуальных отношениях. Только потому, что они на одном пути, они знакомятся друг с другом. Возникает дружественность, любящая атмосфера, но я не хочу называть это каким-либо видом родства.

Мы достаточно настрадались от того, что ученики становились связаны друг с другом напрямую, создавая культы, секты, религии, а затем воюя.

По крайне мере со мной помни: вы не состоите в родстве никоим образом. Не крепкая дружба, но текучая дружественность – этого достаточно. И это более красиво, без какой либо вероятности нанести вред человечеству в будущем».

Ошо, Beyond Enlightenment, Номер 2

«Несомненно, посвящение означает, что ты сделал шаг в опасную жизнь. Ты принял меня как своего друга в темноте и подал свою руку с огромным доверием. Но я никогда не заполняю пустой счет, никогда не использую кого-либо или вмешиваюсь в чью-либо жизнь. Это только твой ход, - я абсолютно вне этого. Это твое посвящение, твоя инициатива трансформировать свою жизнь. Все действие и ответственность за него только твои».

Ошо, The New Dawn, Номер 30

«Единственность должна быть твоим единственным поиском.

И это не значит, что тебе надо уходить в горы, и в обществе ты тоже можешь быть отдельным . Достаточно быть осознанным, внимательным и помнить, что ты просто наблюдатель. В этом случае, где бы ты ни был – ты один. В горах или в толпе – не важно – ты остаешься тем же самым наблюдателем. В толпе ты наблюдаешь за толпой; в горах ты наблюдаешь горы. С открытыми глазами ты наблюдаешь за существованием; с закрытыми глазами ты наблюдаешь за собой.

Наблюдатель – это все, что ты есть.

И этот наблюдатель – самое большое открытие. Это сущность просветления, пробуждения, сущность будды. Это должно быть твоей единственной дисциплиной. Только это делает тебя последователем: это следование знанию того, что ты один. Что еще может сделать тебя последователем? Тебя обманывали на каждом жизненном повороте. Тебе сказали, что вера в мастера сделает тебя последователем. Это абсолютно не так. В этом случае получается, что все в мире являются последователями.

Кто-то верит в Иисуса, кто-то верит в Будду, кто-то верит в Кришну, кто-то верит в Махавиру – все верят в кого-то, но никто не является последователем, вера в мастера не означает, что ты последователь. Быть последователем означает следовать одной дисциплине – дисциплине быть самим собой».

Ошо, The Invitation, Номер 23

«Не имеет значения, что ты стал санньясином; это не изменит ничего до тех пор, пока твоя санньяса не пробудит медитативность в тебе.

Без медитации нет никакой санньясы.

Это только твое чистое сознание, поднимающееся вверх - медленно, медленно перемещаясь вне тяготения более низких вещей - которое сделает тебя санньясином.»

Ошо, The Great Pilgrimage, Номер 11

Я хочу, чтобы вы отбросили все игры – мирские, духовные,  все игры, в которые человечество играло до сегодняшнего дня. Эти игры вас затормаживают. Эти игры приостанавливают рост вашей осознанности, приостанавливают ваш расцвет. Я хочу отбросить весь мусор, который вас тормозит.

Я хочу оставить вас в одиночестве, в абсолютном одиночестве так, чтобы вам никто не мог помочь, чтобы вам не за кого было бы зацепиться, не за какого пророка, так, чтобы вы не могли подумать, что вас спасет Будда. В одиночестве, в полном одиночестве вы обязательно найдете свой самый центр.

Идти абсолютно не куда, нет никакого советчика, учителя, нет мастера. Это выглядит очень трудным, жестким, но я делаю это, потому что я люблю вас, и те люди, которые не сделали этого,  не любили вас вовсе. Они любили самих себя, им нравилось окружать себя большой толпой – чем больше толпа, тем больше они подпитывали свое эго.

Поэтому даже просветление я называю последней игрой. Чем раньше ты отбросишь эту игру, тем лучше. Почему бы просто ни быть? Зачем напрасно спешить там и сям. Ты являешься тем, чем существование хочет, чтобы ты был. Просто расслабься.

Ошо, Om Mani Padme Om, Глава 9

«Санньясином не нужно быть официально. Каждый ищущий, каждый, кто в поиске истины - это санньясин. И санньясину не нужно быть моим. Санньясин это не последователь, это скорее попутчик в путешествии. Если ты ищешь истину, смысл и значение жизни - этого достаточно»,

Ошо, Hari Om Tat Sat, Номер 17

«День, когда вы принимаете санньясу, - не обязательно начало санньясы. Это - просто признак того, что, 'я готов ждать, чтобы санньяса случилась со мной'. Посвящение - это только ваше провозглашение да существованию, и открытие всех ваших дверей и окон для входа свежего ветра и солнца, чтобы очистить вас и сделать вас частью целого.

Однажды санньяса случиться. Это может случиться в момент посвящения, если ваша интенсивность, целостность, ваше доверие и ваша любовь являются полными, но это так редко бывает. Это - всегда шестьдесят процентов, сорок процентов; семьдесят процентов, тридцать процентов… Есть люди, которые могут иметь доверие на девяносто девять процентов, но сомнения на один процент достаточно, чтобы предотвратить… на годы, даже жизни. Пока вы не открыты на сто процентов, великая революция санньясы не случиться с вами…

«Санньяса нуждается в тотальном да, и затем это может случиться в этот самый момент. Но ваше маленькое сомнение - оно может быть очень маленьким - точно так же как маленькая песчинка в ваших глазах, и вы не сможете открыть ваши глаза. Лишь маленькая песчинка может лишить вас наблюдения этого целого красивого мира. Сомнение - точно так же, как маленькая песчинка в вашем внутреннем глазу. Это может препятствовать вам видеть блеск и славу жизни, вашего собственного потенциала и ваших собственных цветов, которые ждали жизни, чтобы расти и цвести, но вы не дали шанс».

Ошо, Om Shantih Shantih Shantih, Номер 26

Ошо,
Что является предпосылками для того, чтобы быть учеником?

«Ничего вообще.

Открытое сердце, сердце любви, глубокое доверие себе и ничто больше не нужно. Вы не должны сдаться некоему мастеру, вы не должны поклоняться некоему Богу, и вы не должны молиться некоему гипотетическому божеству. Вы не должны идти в рукотворные храмы и церкви, чтобы найти то, что скрыто внутри вас. Ученик - семя мастера. Ученик - также цветок лотоса, только вы смотрите где-то в другом месте, а не внутри вас непосредственно».

Ошо, Live Zen, Номер 7

«Я не хочу, чтобы кто-либо был монахом, я хочу, чтобы вы находились в мире. Медитация не должна делаться двадцать четыре часа; медитация - только маленький проблеск - и затем выполняйте вашу работу. Медленно, медленно этот проблеск начнет излучаться в ваших действиях, в вашем молчании, в ваших песнях, в ваших танцах.

Нет никакой необходимости тратить впустую двадцать четыре часа и стать паразитом. Когда вы становитесь паразитом в обществе, вы не можете быть мятежником против общества. Вы не можете сказать даже одну вещь против любого суеверия.

Мои люди могут быть санньясинами и абсолютными бунтарями, потому что они ни от кого не зависят. Их медитация - это их личное дело».

Ошо, The Buddha: The Emptiness of the Heart, Номер 6

«Я учу вас быть санньясинами, - но не моими санньясинами. Это ваша санньяса, это ваш поиск истины».

Ошо, Christianity: the Deadliest Poison and

Zen, the Antidote to All Poisons, Номер 6

«Нет необходимости делать санньясу внешним делом; одного страстного желания для нее достаточно».

Ошо, Christianity: The Deadliest Poison and

 Zen Antidote to All Poisons, Номер 7

По прибытию Секито, Сейджен спросил: «Они тебе что-нибудь  передали?»

Секито ответил: «Они мне ничего не передали».

Сейджен сказал: «Но они должны были ответить каким-то образом».

Секито сказал: «Если они ничего не передали, то нет никакого ответа». После он сказал: «Когда я уходил отсюда, ты мне сказал, что я должен поскорее вернуться, чтобы получить под стулом большой топор. Я вернулся, пожалуйста, дай мне большой топор».

Сейджен ничего не сказал. Секито поклонился и ушел.

Своим молчанием Сейджен принял Секито и признал его храбрость. Он знал, что никто не передавал никакого письма, что не было никакого ответа, кроме того, Секито ничего не сказал о письме. Секито просто сказал: «Если они мне ничего не передали то, каким образом может последовать ответ?»

Сейджен увидел, что у этого человека есть качества достойные просветления. Его молчание было его топором. Сейджен сказал Секито: «Когда ты придешь, я отрублю твою голову топором».

Теперь Секито напомнил: «Я вернулся, пожалуйста, дай мне большой топор». Отруби мою голову. Делай, что хочешь, я готов».

Сейджен ничего не сказал. В глубокой тишине происходит передача, передача пламени лампы. Эта передача не имеет ничего общего с языком, это просто передача энергии. В этом молчании пламя перескочило от Сейджена к Секито.

В тот же самый момент Секито поклонился и ушел, так как он получил это пламя, этот огонь. Теперь нет нужды волновать мастера. Секито был принят, не только принят, ему была передана последняя ступень, ради которой он вернулся.

Эно умер до просветления Секито. Он умер после того, как Секито ушел, и до того, как он дошел до Сейджена. Эно полностью осознавал, что смерть очень близко, и что Секито должен быть передан Сейджену. Он был абсолютно прав в том, что Секито просветлится через Сейджена.

Просветление происходит в тишине. Поэтому все мои усилия направлены на то, чтобы сделать вас настолько спокойными, насколько это возможно. Тогда вам не понадобится Сейджен. Где бы вы ни сидели: в своей комнате, под деревом, в саду, у реки, где угодно - ваша тишина углубится, само существование посвятит вас в будду. Посвящение через существование более красиво, по сравнению с посвящением через мастера.

Я учу вас моментальному, внезапному просветлению. Медитационные техники, просто напросто, подготавливают вас к всеобъемлющей тишине, в которой существование разгорается пламенем внутри вас.

Ошо, God is dead, Now Zen is the only living truth, Номер 2

«И ты продолжаешь говорить великие вещи: ’…зачем мне менять свое имя?’ Почему бы и нет? Это поможет тебе забыть о том, что ты немец. Новое имя просто означает, что ты отбрасываешь все старое, связанное со старым именем, что ты готов начать заново. Это символично. Ты родился без имени. Той отец, твоя мать, твой народ дали тебе имя. Сейчас ты отбросил все обусловленности, почему бы не отбросить и имя, данное тебе этими обусловленностями.

Ты сам можешь выбрать свое имя, любое имя. Не важно, если имя означает что-то или нет. Имя - это просто символ, который позволяет людям позвать тебя в толпе. Ты сам можешь придумать свое имя, но ты должен поменять старое имя. Твое нежелание поменять имя, указывает на твою внутреннюю идею: ’На поверхности я притворяюсь, что я избавился от всех обусловленностей’. Но, на самом деле, ты не готов даже избавиться от своего пустого имени.

Я абсолютно не заинтересован в том, чтобы поменять твое имя. Из простого сострадания я говорю тебе:, ’Начни новую жизнь с новым символом,чтобы прервать связь с прошлым’.

И потом ты говоришь: ’… для чего мне менять имя и становиться сянньясином…’ Ты понимаешь значение слова санньясин? Оно просто означает, – искатель истины.

Ты не хочешь быть искателем истины? Тогда что ты здесь делаешь?

И дальше: ’… для чего мне менять имя и становиться санньясином и принимать мастера, который говорит, что никакая власть не нужна’.

Два момента: Во-первых, мастер принимает ученика, а не наоборот. Поэтому об этом не переживай. Ученик должен ждать прекрасного момента, когда мастер сможет принять тебя. Кто дал тебе эту идею, что ты можешь принять или отвергнуть мастера?»

«…Искатель истины должен доказать, что он способен ждать и быть терпеливым, потому что путешествие очень долгое и путь очень узкий. Мастер принимает ученика только тогда, когда видит искренность в его сердце, риск, опасность погружения в одиночество… когда мастер убежден в том, что человек способен на все это, тогда этот человек будет принят как ученик.

Тебе не надо переживать, это не так-то просто, быть принятым мастером. И если ты не хочешь быть санньясином… может быть ты думал, что санньяса - это своего рода религия, что это новое движение, которое набирает людей. Но это не так. Тот, кто находится в поиске истины является санньясином. Если ты готов отбросить свои условности, ты санньясин. Если ты медитируешь и повышаешь свою осознанность к высшему потенциалу, ты санньясин. И не важно, если этот человек знает или не знает значение слова ’санньясин’.

Древнее значение слова – тот, кто оставил мир в поиске истины. Мое значение – тот, кто живет в мире и продолжает искать истину. Потому что, куда ты можешь уйти? Мир – везде.

Мне до сих пор не понятно, куда эти люди уходили, покидая мир. В Гималаи? Это тоже часть мира, часть нашей географии. Куда эти люди уходили, чтобы быть в не мира?

Вне мира нет ничего. Все находится внутри мира и выбраться из этого нет никакого способа. Единственный способ выбраться из мира - это пойти внутрь себя. Если внутри тебя нет мира – нет желания, нет жажды, нет желания власти, – если вся эта бессмыслица исчезла из твоего внутреннего мира и все, что осталось - это совершенно чистая пустота, ты находишься вне мира. Это единственное место, которое находится вне мира.

Но поскольку вы связаны со своим телом, вы будете продолжать жить в миру. Я всегда удивлялся тому, куда уходят эти люди. Куда бы они ни пошли, они все равно найдут какой-либо мир».

«…Устаревший санньясин, устаревшее понимание слова санньясин, не верно. Я не учу вас уходить из мира, я учу вас жить в мире, но не позволять миру жить внутри вас. Будьте как лепесток лотоса, живите в воде, но не касаясь воды. Это единственная возможность, если мы хотим, чтобы мир отведал вкус медитации, иначе… устаревшей санньясе не выжить. Она бессмысленна, так как она делает тебя зависимым от людей. Вы были независимы, у вас было свободное время, вы работали несколько часов, и, потом, вы были свободны. Те бедные люди, которые оставили мир, тратят все свое время на попрошайничество, унижение, отказ: ’Уйди прочь, иди, проси в другом месте’. Эти люди искали признания, а нашли полное пренебрежение».

Ошо, om Mani Padme Hum , Номер 29

Ошо,
Что будет означать санньяса в будущем, начиная с этого дня?

«С этого дня санньяса будет означать, что здесь человек будет посвящен в медитационные техники, и, что он заключит соглашение с самим собой о том, что будет следовать этому пути.

Но это будет индивидуально. Человек будет нести ответственность сам. Это не будет коллективно».

Ошо,The Last Testament, Vol. 3, Номер 9

«Санньяса просто означает, что вы приняли путь медитации и жизни в радости. Вы превращаете свою жизнь в благословление. И эта санньяса совершенно другая. Я отбросил все внешние символы для санньясинов. Если они хотят придерживаться их - это их дело. Со своей стороны я отбросил это. Им не нужна мала. Им не нужна красная одежда. Все, что я хотел бы… Мой совет: если ты санньясин, то медитация это единственная необходимая вещь, которую ты должен носить».

Ошо, The Last Testament, Vol. 3, Номер 11

«Я забрал у санньясинов все, что делает их узнаваемыми. Я сказал им, что теперь нет необходимости носить красную одежду. Все цвета наши. Нет необходимости носить малу с моим фото, потому что я не ваш спаситель или пророк, или миссия.

У меня нет никакого Бога, чтобы предложить вам. Я могу предложить вам только науку познания самого себя. Так что вам нужно понять, что я только друг и не более того. Я один из вас, так что нет нужды в поклонении и размышлении о том, что вы часть коллектива. Вы все индивидуальны».

Ошо, The Last Testament, Vol. 3, Номер 12

«Я много работал над тем, чтобы отказаться от всего внешнего, чтобы только внутреннее осталось для исследования.

Человеческий ум – очень незрелый ум. Он начинает цепляться за внешние символы. И это случилось со всеми религиями мира.

Я хочу, чтобы мои люди ясно понимали: ни ваша одежда, ни ваши внешние дисциплины, ни что-либо еще, данное вам традицией и принятое вами на веру, не помогут.

Единственная вещь, которая может вызвать в тебе революцию, это твое движение за пределы ума в мир сознания. За исключением этого, нет ничего религиозного.

Но, чтобы начать это и начать в мире, который так одержим внешними символами, я должен был начать санньясу также с внешних вещей. ’Измените свою одежду на оранжевую, носите малу, медитируйте’, но акцент всегда был только на медитацию.

Я обнаружил, что люди могут сменить одежду очень легко, но они не могут изменить их умы так легко. Они могут носить малу, но они не могут двигаться в сознательность. Только потому, что они в оранжевой одежде, носят малу, имеют новое имя, они начинают верить, что стали санньясинами.

Санньяса - не такая дешевая. Тогда, когда ты станешь достаточно зрелым, начальная стадия должна быть закончена.

Я не хочу, чтобы мои люди были потеряны в несущественном. Вначале это было необходимо. Теперь, после стольких лет слушания меня, понимания меня, ты находишься в ситуации, когда можешь освободиться от рабства. И ты впервые становишься настоящим санньясином, когда движешься вовнутрь».

Ошо, The Last Testament, Vol. 6, Номер 12

«Движение санньясы не мое. Оно не твое.

Оно было здесь, когда меня не было. Оно будет здесь, когда меня не будет.

Движение санньясы просто означает движение искателей истины.

Они всегда существовали.

Всегда была линия искателей истины… Я называю это санньясой. Это вечное. Оно не имеет ничего общего со мной. Миллионы людей внесли вклад в это, и я также внес свой вклад.

Это становится все богаче и богаче.

Когда я уйду, будут приходить новые люди, которые сделают это богаче.

Я уйду. Но это не означает, что движение санньясы уйдет. Оно не принадлежит никому.

Я не могу дать вам истину, но я могу показать вам на луну… пожалуйста, не привязывайтесь к моему пальцу, который указывает на нее. Палец исчезнет, а луна останется. И поиск будет продолжаться. Цветы санньясы будут продолжать цвести до последнего человека на Земле.

Первое, я единственный человек во всей истории, который дает тебе индивидуальность. Так называемые гуру делали прямо противоположное: они отбирали у тебя индивидуальность. Все их усилие было направлено на то, чтобы ты подчинился им. Твоей задачей было просто коснуться их стоп и получить их благословления. Мое усилие совершенно в другом. Ты не можешь получить благословление, прикоснувшись к чьим-либо стопам. Наоборот, ты сделаешь этого человека еще более эгоистичным и больным.

Эго – это рак души. Не делай никого больным. Будь сострадательным. Не касайся ничьих стоп…

Мое усилие в том, чтобы забрать у тебя все традиции, предрассудки, верования из твоего ума, чтобы ты смог достигнуть состояния не-ума… предельного состояния тишины, где не движется ни одна мысль. Где на озере твоего сознания нет даже ряби.

И все это ты можешь сделать сам. Я не говорю: ’Просто следуй за мной, я спаситель, я спасу тебя’. Это все чушь. Никто не сможет спасти тебя, кроме тебя самого. И духовная независимость - это единственная независимость, которая имеет значение».

Ошо, Last Testament, Vol. 6, Номер 14

Заключительное Послание о Малах к Академии Инициирования, 1989.

Ошо послал сообщение Академии Инициирования, что нет никакой потребности больше носить малы. Санньяса - это движение внутрь и не имеет ничего общего с внешним. Некоторые люди расстроились, так что вопрос был задан Ошо снова и его ответ, пришедший снова в Академию гласит: "Если вы должны носить ваши малы, тогда только дома в медитации".

 

 

Дополнительная информация на: www.osho.com/library

 



Все цитаты Ошо © OSHO International Foundation
OSHO является торговой маркой OSHO International Foundation